Интервью с Алексеем Ветровым — группа Сёрферы Радиоволны!

Интервью с Алексеем Ветровым — группа Сёрферы Радиоволны!
  • Интервью, весна 2018, Сёрферы радиоволны для Гильдии Музыкантов:

    Привет, Алексей! Представь нашим читателям участников коллектива, пожалуйста!

    Привет. «Серферы радиоволны», на данный момент, это три человека. Я, пианист-любитель Алексей Ветров и две танцовщицы – замечательная Наталья Котик и очаровательная Инна Макаренко.

     

     

    Расскажи, как давно образовался ваш проект, как присоединялись к нему участники — они пришли все в один день, или это был путь поиска и в том виде, в котором теперь, вы собирались постепенно?

    Тут всё очень интересно. Наш проект образовался в 2016-м. Изначально нас было двое – я и Наталья. Вообще, у нас и по сей день случаются внезапные выступления, когда она танцует в одиночку под моё фортепиано, но нам больше подходит формат с большим числом танцовщиц. Наталья давно занимается танцами и сначала «Сёрферами Радиоволны» называлась её студия танцев в Троицке, где она ранее проживала, а затем уже я отобрал такое лакомое название для нашего совместного представления, которое впервые случилось в 2016-м году. Инна присоединилась к нам летом 2017 года. С Инной у нас вообще отдельная история – раньше мы играли в одной довольной популярной московской рок-группе Good Jumper, где я исполнял роль бас-гитариста, а Инна была на клавишах и бэк-вокале. Состав расформировался, но мы продолжали общаться на тему творчества. Прошлым летом я организовывал опен-эйр, на котором мы оба с Инной выступали со своими сольными проектами – я с «Сёрферами…», а Инна исполняла песни собственного сочинения. Всё было серьезно – была профессиональная аппаратура, микрофоны, усилители. При этом дело было на природе, ночью, горел костёр, я играл на синтезаторе Yamaha P-255 «Салун Армадилло» и, пока мои две танцовщицы (тогда с нами выступала пленительная Анастасия Илюхина) меняли костюмы, Инна пустилась танцевать – звуки этой композиции её настолько заворожили, что она не могла её просто слушать, стали рождаться непроизвольные движения. Танец получился таким артистичным и экспрессивным, что Анастасия и Наталья сразу же сказали, что она прошла «кастинг» в наш коллектив – девочки попросили её выступать вместе с нами, и она согласилась. Позже сотрудничество с Анастасией закончилось и так естественно произошло, что теперь нас трое – я, Наташа и Инна.

     

     

    Много ли композиций и танцев в вашем репертуаре на данный момент?

    Достаточно, чтобы развлечь публику как старыми, проверенными номерами, так и весьма (за исключением, разве что, пары номеров) новой программы, которую мы в феврале 2018-го возили представлять зрителю в Санкт-Петербург.

  • Расскажи про вашу студийную работу (если вы пишетесь)!

    Как раз недавно и записывались! Продюсером записи выступает Вася Бейлин из группы AkmelikA, который недавно оборудовал студию в промышленном районе на Киевской. За эту запись я отдам ему свои три барабанные тарелки Zildjian. Но на этой его студии, ввиду того, что там отсутствует пианино, он лишь обрабатывает записанные фонограммы; а сами фонограммы писались на студии Stereo Tunes, что в глубинах Ленинского Проспекта. При этом продюсер умудрился утерять одну из первых качественных записей альбома, хотя и пользовался Apple MacBook’ом… В результате чего, пришлось заново ехать на студию и перезаписывать альбом, поскольку из того, что осталось сохранённым хватило только на один сингл, который сейчас в процессе обработки продюсером находится. А новая фонограмма альбома сейчас существуют в чистовом варианте, и теперь предстоит её вновь отслушать, поскольку я уже отслушивал то, что потерялось – в, так называемом, bounce’е (это когда скидывают всю общую фонограмму в mp3). Это, само собой, низкокачественное mp3 – всё, что осталось от предыдущей записи, которая и была утеряна. Таким образом, будет создан, скорее всего, новый bounce текущей фонограммы, чтобы его и отслушать, а потом обработать эти фонограммы уже с продюсером в альбом. А сам процесс записи происходил так: я единолично приходил в комнату, под названием «Япония», Вася с владельцем студии устанавливали все микрофоны, настраивали программу на MacBook’е, затем включали запись, и покидали помещение. Т.е., это не совсем была студия, в полном значении этого слова со смежной звукорежиссёрской рубкой и разделяющим окном, а это была лишь репетиционная комната, где я сидел ночью (такое время было избрано продюсером), и часами записывал материал альбома на чешском пианино Petrof.

  • Расскажи, как проходят ваши репетиции (если не пишетесь пока)! Может, какие-то курьёзные моменты были связаны с репетициями/записью?

    Тут был курьёзный случай с Инной на наших гастролях в Санкт-Петербург. Она ехала на репетицию по адресу, который я ей указал, но корпус, по ошибке, указал другой. Так там её встретили совершенно другие люди, нежели должны были встретить по правильному адресу. Инна, мягко сказать, удивилась, куда она попала (она же думала, что адрес правильный).
    И когда она стала объяснять жителям этой квартиры, что тут должна быть репетиция, у нас вечером концерт и несколько раз показала, что адрес правильный, добавив, что я ей сказал приехать по этому адресу, ей громким матом стали внушать: «Он тебя — тут должно быть матерное слово, но пишу приличное — обманул!!!» Такая вот курьезная ситуация. Это окраины Санкт-Петербурга, что поделать.

     

    Если можно было бы в рамках одной фразы выразить то, что ждет зрителя, пришедшего посмотреть на ваше выступления, то как ты мог бы охарактеризовать это?

    40 минут чтобы развлечься. А вообще, очень хорошо описала наш коллектив фотограф Катерина Иванова. Она написала, что «выступление «Сёрферов…» — это атмосфера черного шёлка, алых губ, мягкого бархата, скрипучего пианино, щемящего джаза, манящего танца, пьянящего шампанского, кролика в шапке, галстука-бабочки, настоящего кабаре!» Хотелось бы, стилизационно, всегда соответствовать этому описанию.

 

Когда и где можно будет услышать ваш ближайший живой сет?

Ближайший наш сет, по планам, будет проходить либо в Петергофе, либо в Ярославле или Воронеже, в мае месяце. Всё дело в том, что наш 2018-й год — гастрольный, и мы принципиально выступаем в любых всевозможных городах, кроме нашего родного, Москвы. Но, не исключено, что выступим в баре Биркрафт на Белорусской, в котором мы раньше уже выступали, поздней весной, или летом.

 

Вопросы задавал Павел Данилин,
Фотограф Катерина Иванова.
Публикацию подготовил Филипп Фоменко.
comments powered by HyperComments
Энтузиаст в мире рок музыки, основатель Гильдии Музыкантов